Брюс уже не тот

Крепкий орешек: Хороший день, чтобы умереть

Данная мысль раз надцать посещала меня во время просмотра пятой серии американского блокбастера «Крепкий орешек». И это вовсе не оттого, что я испытываю личную неприязнь к обаятельному лысяку Уиллису. Отнюдь. Напротив, актер во все времена был мне симпатичен, его фильмы я никогда не причислял к дешевкам, работы считал разноплановыми, а талант многогранным. Но «Крепкий орешек: Хороший день, чтобы умереть» (таково полное название пятой части) реально жесть. Сюжет откровенно примитивен, диалоги дуболомские, реклама режет глаз, а что касается того, как показана в фильме Россия (именно на территории нашей необъятной Родины Уиллис на этот раз наказывал плохих парней), так это вообще ни в какие ворота.

Итак, по пунктам. Сюжет. Начинается кино, а точнее выход на сцену Брюса – Джона МакКлейна с того, что кучно исторгнув обойму-другую из служебной «Беретты» в тировую мишень, он сообщает коллеге, что отбывает в Россию, где на судебном процессе в качестве обвиняемого будет проходить один парняга. И это ни много ни мало – его МакКлейна сын. Да, вот так, четыре части к ряду мы ничего не знали о том, как и где растет наследник крепкого орешка, а теперь на тебе – тот не лыком шит – оказался в эпицентре международного скандала! И ведь не просто так собрался крутой полицейский в бывшую империю зла, и даже не для того, чтобы с укором посмотреть в глаза непутевому отпрыску, нет. А с той лишь целью, чтобы освободить его. Он прямо так и сказал! Согласитесь, как-то нелепо, хоть и благородно.

Так вот, сказано – сделано. «Боинг» уносит Брюса на Восток. Здесь, не теряя времени даром, прямо возле здания московского суда он попадает в заварушку, которую, надо отметить, развязал не он, а несколько очень нехороших вооруженных до зубов парней. Были же это не какие-нибудь там грабители банка, а наемники, что охотились на главного обвиняемого в судебном процессе, по которому проходит и Джонов сын. Младший МакКлейн стремится спасти обреченного на гибель, соответственно гнев бандюг распространяется и на него. Видя, что чаду угрожает опасность, МакКлейн старший бросается в бой, а точнее в умопомрачительную автомобильную погоню. Ну а дальше закрутилось-завертелось. Сын Джона оказывается спецагентом, а пожилой мужичок, которого он спас – жертвой политического закулисья – к слову он еще и по совместительству олигарх. Охотятся же на него наемники весьма серьезного заказчика – крупного российского государственного деятеля. В одной из сцен они настигают компанию и вырывают нашего олигарха из рук орешков, кстати, не без помощи его собственной корыстолюбивой дочери.

По ходу стычек-перестрелок плюс выяснения отцовско-сыновьих отношений, до зрителя доводится, что у спасенного есть нехилый компромат на российскую госшишку и та горит желанием замести следы. Оказывается оба в бытность доперестроечной и перестроечной эпох наладились тырить Чернобыльский уран и продавать его по спекулятивной цене за бугор. Теперь же один желал обнародовать информацию об этом (тот, что был подсудимым), второй (госдеятель) стремился этого не допустить. Далее выясняется, что наша якобы жертва на самом деле никакая не жертва, а коварный комбинатор. Будучи бесплатно доставленным на вертолете в Припять (Украина) своими пленителями, он вместе с дочерью их умерщвляет, а сам расконсервирует много лет им же оборудованный впечатляющих масштабов урановый тайник. Теперь он хочет продать опасное содержимое хранилища и вывести свое благосостояние на качественно новый уровень. И все бы ничего, если бы не подоспевшие вовремя МакКлейны. Устроив жесткую разборку, они восстанавливают справедливость, попутно окончательно возродив пошатнувшиеся отцовско-сыновьи отношения. Финал фильма: папа и сын возвращаются в Штаты, где их встречает дочь МакКлейна – героиня четвертого «Орешка».

Может быть, описанный сюжет и не казался бы столь примитивным, если бы не присутствующие в фильме диалоги. Именно присутствующие, так как на протяжении всего пятого «Орешка» не покидало ощущение, что диалоги были вымучены создателями лишь ввиду необходимости соблюсти каноны ненемного кино. В частности обмен односложными фразами МакКлейна с сыном вызывает подозрение, что поговорить им совершенно не о чем, и оба просто не чают поскорее разойтись по домам. С этим совершенно не вяжется стремление Джона в самом начале фильма вызволить наследника из стальной хватки российского правосудия. Хотя, учитывая обиду МакКлейна младшего на отца, можно все списать на их незадавшиеся с его детства отношения.

Торжественность немногочисленных слов Джона перед полетом к сыну в Москву очень напоминает нам спич Уиллиса перед предстоящим путешествием на астероид в «Армагеддоне». Но там-то это выглядело гармонично, а вот в «Орешке» доклад о готовности пойти на международное преступление (не рассчитывал же МакКлейн мирно забрать отпрыска из зала российского суда) – это как-то не айс.

Один из главных антагонистов серии – российский государственный махинатор – также в своих изречениях напоминает человека совершенно съехавшего с катушек подобно типичному голливудского производства колумбийскому наркобарону. Тот тоже, как правило, привык решать абсолютно все с помощью угроз и стволов. Так и хочется сказать создателям: «Ребята, вы-то сами хоть верите в то, что наваяли? Ну посложнее немного у нас в России».

Отдельного внимания заслуживает беседа Джона с российским таксистом, который во время стояния в московской пробке обсуждает с успевшим во время перелета поднатореть в русском языке нью-йоркским копом что бы вы думали?... Творчество Синатры! (Или кого-то в этом роде – неохота искать момент в фильме). Мало того, таксист не только оказался сведущ в теме, но он еще и отлично исполнил одну из песен звезды!

По-поводу рекламы. Буду краток. Она навязчивее, чем во всех предыдущих частях вместе взятых. В них если таковая и была, то я вот так сходу и не скажу, что именно там рекламировалось. В случае же с пятой серией – на каждом шагу велось активное продвижение топовой европейской автомобильной марки. На различных машинах ее производства в обязательном порядке ездили и герои, и злодеи, и еще половина Москвы. Причем даже авто коммунальных служб города – и то использовало в своей деятельности данную марку! В жизни подобного не встречал – ну да ладно, орешку, наверное, как всегда повезло. И еще бросилась в глаза реклама телефона народной корейской марки. Раз, но зато очень сочно. МакКлейн, лишившись трубки, воскликнул: «Ну вот, я же ее в кредит купил!» Ха-ха-ха. В этой связи возникает вопрос: он до России билет на авиалайнер случаем не в ипотеку приобретал?

И наконец, несоответствия. Ну они для нас, русских зрителей, конечно, как серп по одному месту. И в первую очередь берет обида за отечественных мафиози, какими их изобразили американцы. Какие-то невнятные типчики с хвостиками, прилизанные и в шмотках с рынка. А один во время того, как брал МакКлейнов, грыз морковку. Нет, я не спорю – витамины полезным каждому, но являться на стрелу с морковью в зубах – это, извините, как-то не по-нашему. Тот же таксист-меломан. Я ни в коем случае не хочу вешать ярлыков, но ответьте честно: много ли вы встречали в Москве бомбил, которые досконально знают биографию американских певцов 30-40 годов, да еще и сходу могут исполнить что-то из их репертуара? Что ж, лестное для нас о нас мнение. Вот бы американские киношники еще и российскую лифтершу изобразили танцующей в подъезде «Лебединое озеро». А тот факт, что МакКлейны в течение ночи (даже рассвести не успело) добрались на автомобиле до Припяти – это вообще ни в какие рамки не лезет. Почти тысяча километров и Российско-Украинская граница, а они оба избитые и окровавленные, с полным багажником оружия и на угнанном авто. Эх, все-таки и впрямь – крепкие орешки!

Вот такой фильм, друзья. Именно поэтому в процессе просмотра и по его завершении я говорю: «Брюс уже не тот». Иначе как объяснить, что он снялся в подобном.

Максим Антипцев.

Фотостудия 3Dem 2010-2018